Суббота, 20.04.2019
Мой сайт
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2019 » Март » 19 » Лимонов: Россия - страна большая и дерзкая, полиции нам надо много
09:46
Лимонов: Россия - страна большая и дерзкая, полиции нам надо много
При пропорциональном удалении от Москвы уровень жизни и эффективность МВД становится хуже, уверен писатель
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Добрый вечер. Что самого главного за неделю, по Вашей версии?
 
Э. ЛИМОНОВ: Во-первых, это история с Грецией и история с Ираном. Они идут параллельно. История с Ираном заканчивается, как и история с Грецией. И в Греции она заканчивается в пользу Европейского Союза, потому что фактически, как утверждают журналисты и все СМИ, Греция приняла те же условия, от которых она отказалась до референдума. Одновременно такое впечатление, что в Греции далеко не все с этим согласны. Сейчас профсоюз государственных служащих на завтра назначил всегреческую забастовку. Посмотрим, что будет. Потому что могут ещё и самого Ципраса свалить, послать в отставку.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: А про что эта история? Почему сначала референдум, решение, а потом раз – и всё по-другому пошло?
 
Э. ЛИМОНОВ: По-моему, он просто обычный, не особо решительный политик, хотя выступал с несущими и многообещающими предложениями. И говорил о том, что, возможно, мы выйдем из Европейского Союза. А теперь де-факто он никуда не выходит. Конечно, он чувствует себя сильнее после того, как референдум его поддержал. Но одновременно этого, конечно, делать не следует, потому что он соглашается на все условия. Европейский союз обещает дать Греции по одним источникам 53 миллиарда евро, по другим источникам – под 80 миллиардов. Но ничего не изменится, потому что через 2-3 года будет та же история. Греция опять окажется в том же положении. Потому что у них огромный долг – выше 300 миллиардов. Ну и будет 380 миллиардов. Одновременно Евросоюз не хочет, чтобы Греция уходила. Это вопрос принципа. Потому что Греция уйдёт – и не погибнет. А она не погибнет, куда ей деться, будет жить. Может быть, будет уровень жизни немного ниже. А если у Греции всё сложится, то появятся и другие страны, которые захотят уйти. Недовольных много. Уже в Австрии был только что инициирован референдум. Когда он пройдёт, мы ещё не знаем, но 260 тысяч человек подписали обращение за проведение референдума. Там и другие страны пойдут. Недовольство Европейским союзом громадное. Во-первых, он экономически сковывает страны, которые вступили в Европейский Союз. Из Брюсселя указывают, кому, чего и сколько производить. И крестьяне чуть ли не вынуждены молоко выливать в реки.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Сейчас можно сказать, что Греция проиграла?
 
Э. ЛИМОНОВ: Нет, она всё равно будет существовать. Греция выиграла уже в 5 веке до нашей эры, когда там появилось около 500 гениев в этой маленькой Греции. И от этого никуда не деться, Греция уже тогда выиграла. Но нужна определённая революция и понимание того, что происходит. И возможно, необходимо отказаться от такого высокого уровня жизни, которым живёт Европа многие годы. Жить скромнее, но жить самостоятельно. Плюс, вступая в Европейский Союз, все эти страны принесли в жертву ещё и политическую самостоятельность, свой политический суверенитет. И сейчас все это больше и больше понимают. Никакие изменения внутри стран Евросоюза сейчас не могут случиться, ни левая революция, ни правая. Никто не даст, просто задавят.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Тогда эту историю, которую показала нам Греция, в ближайшее время забудем, Греция уйдёт на задний план.
 
Э. ЛИМОНОВ: Думаю, не забудем. Греция недавно была на повестке дня. Помните, где-то около года назад. А сейчас она будет постоянно. Всем будет интересно. Завтра мы посмотрим по результатам этой всеобщей манифестации и увидим, что будет, какие тенденции. Я думаю, что народ, конечно, не пойдёт на такие меры. Например, среди других мер декларируются, и это обещают сами греки, пенсии меньше в два раза. Представляете, завтра уменьшены пенсии в России в два раза? Люди не согласятся, будут протестовать. Помните, что у нас было в своё время по поводу монетизации льгот? Многотысячные демонстрации.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Давайте тогда к нам перейдём, а потом вернёмся к Ирану. Вслед за Московской областью перечень льготников, которые имеют право на бесплатный проезд в столичном транспорте, сокращает Мэрия. С 1 августа платить будут ветераны труда, военнослужащие, пенсионеры без льготного статуса.
 
Потихонечку и Москва, и Московская область начинают сокращать льготы. Мы тут говорили с депутатом, и он говорит, что на год на проезд выделено целых 400 рублей. Они не сократят льготы тем, кто предоставит справку, что едет из Московской области в Москву. Тогда да, ему нужно будет помочь.
 
Э. ЛИМОНОВ: Видите, в своё время народ всё-таки отвоевал себе эту монетизацию льгот. Во многих регионах отказались от них. Где-то людям предоставили эквивалент в деньгах. Но, как Вы видите, это вечная борьба между властью и людьми. Люди хотят выторговать себе ситуацию, удобную им. А власть хочет их доконать. Не со зла, а просто из-за того, что она власть и надо собирать налоги. И это обычная история. Они отступили в своё время, а сейчас, через 10 лет, они опять наступают, но не везде. Они в разных местах наносят удары.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: А почему сейчас? Столько лет держались.
 
Э. ЛИМОНОВ: Решили, что давайте сделаем, может быть, проканает. Если не проканает – то повторим попытки. Я не думаю, что это к чему-то приурочено. К тому же сейчас у нас Собянин. А тогда ещё был Лужков, когда проводили монетизацию льгот. Сейчас другой мэр, теперь он пытается. Уже довольно хорошо ограбили автомобилистов, сделав везде платные паркинги. Ездить стали быстрее, это понятно. Но стоит ли оно того? Огромные деньги выплачены за паркинги в Москве. Может быть, лучше в пробках было? Но война между властью, даже самой хорошей, и населением идёт. И она будет идти всегда.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Тогда по поводу машины, раз Вы коснулись. Тут была такая инициатива. Вроде как от неё отказались, но, тем не менее, она вчера была в очередной раз обозначена в Москве. Запретить семье иметь больше одной машины. Что Вы думаете по этому поводу? Это позволит разгрузить, это вообще что-нибудь позволит? Это хорошая идея или правильно от неё отказаться?
 
Э. ЛИМОНОВ: У меня нет перед глазами статистики. Я не знаю, сколько семей у нас имеют несколько машин. Но мне представляется, что не особо много. Я не вижу тут каких-то далеко идущих целей. Это не политическая цель. Как будто в мэрии кто-то сидит и думает, что бы ещё такое сделать. Одновременно это забота о городе. Гуляют женщины с колясками – пусть им будет больше места, и меньше выхлопов на детишек, которые лежат в колясках. Это с одной стороны. А с другой стороны, другой частью населения это воспринимается как стеснение всех возможных прав.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Поэтому они и говорят, что такие решения надо принимать постепенно и аккуратно.
 
Э. ЛИМОНОВ: Это всегда всё постепенно и аккуратно, но город реально завален машинами. Тут нет однозначного ответа. Это не фронт, в котором напротив сидят враги. Тут стрелять не будешь. Своя земля, и действуют разные силы. Тут надо быть умными, но решительными.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Комментарий от слушателя: «Тогда не было закона об экстремизме. Любое недовольство – цвет революции».
 
Э. ЛИМОНОВ: Когда не было закона?
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Видимо, здесь про Грецию.
 
От слушателя: «Просто США не хотят выхода Греции по геополитическим причинам. Надавили на Меркель, пусть имеет лже-проамериканскую позицию. Это очевидно и банально. Мы знаем, что американцы не хотят. Но и сам Европа не хочет, чтобы один из кирпичей был вытащен из этого здания. Потому что всё остальное грохнется, как казарма в Омске».
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Почему казарма в Омске грохнулась?
 
Э. ЛИМОНОВ: Как нам пытаются внушить, из-за того, что ремонт был сделан небрежно. Одновременно повторяют, что несущие конструкции не были затронуты. Так почему же они грохнулись, не понятно. У меня была своя мысль, но доказать её не могу. Вполне возможно, что это была, скажем, диверсия. Разве война на Украине не существует? У нас же несколько миллионов украинских гастарбайтеров в стране, могли какую-то арматуру не так сварить. Есть и такая гипотеза. Я не думаю, что её кто-то будет проверять, но мне кажется, что наряду с вечной определённой небрежностью строительных организаций тут может быть и такой странный поворот.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Последние дни сообщения связаны с Минобороны – то самолёт разбился, то ещё что-то.
 
Э. ЛИМОНОВ: Я бы особо не ужасался. У нас же нет статистики из других стран. Возможно, там происходят точно такие же события. Я не слежу за тем, сколько самолётов разбивается. Потому что в Соединённых Штатах время от времени что-то попадается на глаза. Большой вопрос в том, это что, так экстремально необычно, что самолёты бьются? А вдруг это везде?
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Долгое время никаких ЧП с Минобороны не было.
 
Э. ЛИМОНОВ: У нас есть заведомо заданное поведение и экспертов, и просто граждан, и всех, кого мы слышим повсюду. Есть такая плаксивая нота, что у нас всё не так. Помните, как не долетел наш воздушный грузовоз-челнок до МКС? И все сразу: «Ах, у нас ничего не получается, у нас всё из рук валится. Мы самые плохие, самые неумные, самые бестолковые и коррумпированные». Но, к счастью, вдруг и американский челнок грохнулся вслед за этим, поэтому тему быстро закрыли. Всё видится, когда есть какое-то сравнение. Было бы очень глупо говорить, что у нас ужасная страна и люди гибнут в автокатастрофах. Но если мы узнаем, что в Китае гибнет ещё больше людей, а в Египте - ещё больше, чем в Китае, да и европейские страны не избежали этой судьбы, то всё становится на свои места.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: По поводу диверсии. Сегодняшнее сообщение было связано в ФСКН, который сказал, что в Россию был осуществлён самый настоящий вброс нового вида наркотиков с выраженными свойствами боевого отравляющего вещества. Эта информация позволяет считать, что могут иметь причастность к этому специальные службы. Это Виктор Иванов, глава Федеральной Службы по контролю за оборотом наркотиков. Короче говоря, это иностранные спецслужбы стоят за спайсами в России.
 
Э. ЛИМОНОВ: Я вообще не всегда верю ему, потому что ему, конечно, хочется возвысить свою незаменимую службу. Он постоянно в миллионах исчисляет наших наркоманов. Но то, что могли сделать такую биологическую войну – да. Это не так уж сложно, это могли сделать.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Здесь говорят, что это странно, потому что нет денежной истории, прибыли. Там, где наркотики – обычно большие деньги. А здесь денег не было.
 
Э. ЛИМОНОВ: Мы сейчас говорим о принципе. В принципе, я верю, что это могло быть. Он не представил доказательств и, видимо, не представит. Но для себя я вижу, что это могло быть.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Сегодняшняя резолюция по Ирану что значит на карте мира в большой игре? Что она значит для Ирана, что она значит для США, что она значит для России? И отвернут ли Соединённые Штаты ПРО, уберут? Помните, Путин смеялся.
 
Э. ЛИМОНОВ: ПРО никто не будет убирать, даже пальцем не пошевелят. Придумают какой-то другой предлог. А потом, они ведь до сих пор сохранили эмбарго на поставку вооружения Ирану. В этой области пока не всё ясно. Поэтому пока не ясно, пусть будет ПРО. А что касается отношений Ирана и Соединённых Штатов, эта история длилась 12 лет. И что на самом деле хотели соединённые Штаты? Они хотели жеста подчинения. И они добились жеста подчинения. Там не так важны детали – сколько центрифуг остановили, до какого процента можно обогащать уран. Не в этом дело. А важен был этот жест. Поэтому и Обама выступил – он так счастлив и доволен. А одновременно можно сказать, что, конечно, Исламская республика ослабла. У них клыки повыпадали, видимо, раз они пошли на это, раз для них материальная составляющая, состояние их экономики уже важнее. Они уже не могут цыкнуть и сказать: «Во имя Аллаха живите по средствам». Они ослабли. Появился ИГИЛ. ИГИЛ в Исламском мире сейчас круче всех, а эти уже давно нет. У них революция была в 1979 году. Прошло чёрт знает сколько времени, ослабли. Я констатирую факт. Что, я должен быть на стороне Иранской республики или Соединённых Штатов? Я ни на той, ни на другой стороне. Россия делает правильно, что она объединяется с великими большими колоссами. С Китаем надо быть осторожным, Индии можно верить, они доказали это столетиями своих отношений с нами. И Иран было бы не дурно иметь в своей компании. Страна очень большая, мощная, богатая, хотя уже не революционная, к сожалению.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Сейчас эта история о том, что хлынет больше нефти на рынок, критично упадёт цена нефти.
 
Э. ЛИМОНОВ: Как пить дать, хлынет. Это абсолютно точно. И цена должна упасть, но не настолько. Я сегодня слышал цифру, какой-то наш пессимист-аналитик сказал, что до 45. Я думаю, что до 45 – нет. Думаю, что чуть упадёт, потом появятся какие-то ещё факторы. В конце концов, у нас тоже кроме нефти есть ещё газ.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Газ, привязанный к цене нефти.
 
Э. ЛИМОНОВ: Многие уже поговаривают о том, что надо привязать к цене газа, потому что газ уже давно выиграл соревнование с нефтью.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: А насколько для нас критично такое падение цен?
 
Э. ЛИМОНОВ: Да мы выживем. Мы пережили гражданскую войну в своё время. Выживем – и будем улыбаться. Жизненный уровень – это вещь такая, пыль в глаза. Пыль в глаза соседям: а мы не хуже, а мы лучше, а у нас фуа-гра везде валяется, коровы не едят. Если от этого отвлечься и понять, что национальные интересы стоят выше уровня жизни, то можно с какими-то вещами смириться.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Тут вопрос: «Прокомментируйте, пожалуйста, смехотворную киевскую полицию». Это мы обсудим после новостей.
 
«Поясните Ваш взгляд на позицию Израиля в Иранском вопросе».
 
Э. ЛИМОНОВ: Жаль, справедливо опасаются. Риторика Ирана в этой связи не только настораживает. Они же говорят, что Израиль вообще не должен существовать. Его надо сбросить в море. Израиль далеко не самая миролюбивая в мире держава – это ясно и точно. Но одновременно как они могут выслушивать всё это? Все эти неприятные ужастики о том, что надо сбросить в море Израиль.
 
Конечно, они не хотят, чтобы Иран стал ядерной державой. Никто не помнит, что Израиль, по-моему, ещё в 1980 году наносил по Ираку удар.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Обама заявил, что США по-прежнему обеспокоены угрозами Ирана в адрес Израиля. Это заявление Белого Дома.
 
Вопрос от слушателя: «Каддафи в своё время тоже пошёл на уступки Западу, а после его убили. Реален ли подобный сценарий для Ирана?»
 
Э. ЛИМОНОВ: Иран – слишком большой кусок, чтобы его можно было проглотить. Иначе за 12 лет Соединённые Штаты уже бы давным-давно это сподобились сделать. Это очень большая, густонаселённая страна. И если они действительно определённую фанатичность потеряли, то при нападении на них они её обретут вновь довольно быстро. Потом, Обама, конечно, передёргивает. Это неправда, что его так уж заботит угроза Ирана Израилю. Почему всегда оказывалась такая помощь Израилю Соединёнными Штатами? Потому что традиционно еврейский электорат в Соединённых Штатах был достаточно сильным, могущественным. Он и сегодня силён и могущественен, и сплочён. Но сейчас благодаря демографическому преобладанию на первое место выступили испаноязычные в Соединённых Штатах. ИХ очень много. Соединённые Штаты сейчас больше угождают внутренним испаноязычным, чем евреям. Евреев оказалось меньше. А Соединённые Штаты – очень практичная протестантская страна с прямоугольным умом. И они не очень заботятся о том, что произойдёт с Израилем. В Израиле, кстати, президента Обаму не жалуют ни общественное мнение, ни руководители Израиля.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: От слушателя: «Слишком большой кусок. А СССР был маленьким куском?»
 
Э. ЛИМОНОВ: СССР покончил самоубийством, если Вы видели. Это совершенно точно. Соединённые Штаты не ожидали. Помните, как долго Рейган не верил Горбачёву? И вообще трудно было поверить в такой идиотизм, дебилизм и вселенскую глупость. Взяла страна – и развалилась. Имейте меня, кто хочет. Поверить в это было невозможно.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Но с посторонней помощью?
 
Э. ЛИМОНОВ: СССР покончил с собой из-за верхушки. Это была проблема элит, прежде всего. Но и общественное настроение поддерживало свои элиты, надо отдать должное тому, что происходило, не врать. Всё это было популярно. Потому что ничего не знали о том мире, который находится вне границ СССР. Не знали, преувеличивали, фантазировали. Красили его в голубой и розовый цвет, в то время как он совершенно таковым не являлся. Теперь схавали, 23 года, разобрались, и теперь видите всё, как есть, без розовых очков.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Кто кого? Порошенко «Правый сектор», или «Правый сектор» Порошенко?
 
Э. ЛИМОНОВ: Я думаю, что «Правый сектор» выступил поздновато. Надо было это делать на полгода раньше. Дело даже не в Порошенко. Так называемый «истеблишмент» вернулся к власти в лице Порошенко. К власти пришли старые администраторы и олигархи. И революционная шпана им мешает. Конечно, киевская власть подавит восстание правого сектора. Тем более, что «Правый сектор» и не восставал. Это на Западе требуют, чтобы Киев уничтожил своих радикалов. А я думаю, что в России определённые круги давят на Донбасс, чтобы те уничтожили своих радикалов. Это правда, что сейчас происходят идентичные процессы.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: То есть Вы прогнозируете, что в ближайшее время ничего не будет, подавят восстание? Не произойдёт какой-то смены власти по аналогии с тем же Египтом, где один, потом «Братья-мусульмане», потом военные, и так далее?
 
Э. ЛИМОНОВ: Украинскую армию с египетской не сравнить. Египетская армия – это каста, это как дворяне. Даже простые солдаты собой горды. Они чувствую себя самостоятельной единицей. И в Египте армия идёт первой, а потом уже государство, строй, и прочее. В Украине нет такой армии, но Порошенко повезло, и все подчинённые ему, Аваков и остальные, хотят убрать радикалов. Радикалы мешают. С ними неудобно, они компрометируют. «Правый сектор» со своими революционными лозунгами. Мозговой тоже компрометировал ДНР со своими историями народного правления и прочим. Мы, к сожалению, наблюдаем параллельные процессы. Я говорю «к сожалению», потому что я всецело за восстание на Донбассе. И мне не понравилось, что убрали радикалов.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: От слушателя: «Много ли Ваших ребят сейчас сидят в подвалах ДНР и ЛНР? Почему такая несправедливость к добровольцам из России?»
 
Э. ЛИМОНОВ: Уже не сидят, насколько я понимаю. Никого не осталось в подвалах. Но действительно, наше положение в той же ДНР признано вне закона. Одновременно нашим ребятам дают право умирать за свободу республики, а в офисе, и тем более признании участия партии в политике внутри ДНР – в этом нам отказали.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Сегодня Мосгордума собралась по поводу памятника Немцову и решила, что памятника и табличек не будет, потому что вообще такие случаи убийства не увековечиваются.
 
Э. ЛИМОНОВ: Ну чего они баламутят? Бегает Яшин и ещё два десятка людей, которые не хотят, чтобы о них забыли. Немцов – это предлог, чтобы Яшин лишний раз выступил где-то и сказал: «политик Яшин». Сейчас там от политики ничего не осталось. Остался спор о Немцове. Во-первых, Немцов неприятен трём четвёртым населения Москвы. Он далеко не бесспорен. Зачем увековечивать его память? Как государственный деятель, а он таковым был при Ельцине, его участие в политике и управлении государством было плачевным. Более того, будучи губернатором Нижнего Новгорода в своё время, он тоже был далеко не бесспорен. И если бы кто-то взялся за труд разобраться с тем, что он натворил, то выглядел бы он скорее враждебно нашему населению. Я, например, знаю по случаю. Я всегда дружил с адвокатом Беляком, а он защищал бывшего партнёра Немцова, Климентьева. Я ещё в 96-м году был знаком с материалами этого дела. Там скрывался и ряд коррупционных схем.
 
Например, когда за копейки был продан Навашинский судостроительный комбинат американке, жене его партнёра Бревнова, который потом стал на недолгое время главой РАО ЕЭС России. Человек в 27 лет. И что, это не коррупционная схема? Комбинат был продан, по-моему, за 1 миллион долларов. В то время как он производил продукции на миллиарды. Почему мы должны любоваться на памятник или даже табличку этому человеку? То, что кого-то убили, ещё не значит, что это был распрекрасный человек. Убили – это печально.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: А Плисецкой надо ставить?
 
Э. ЛИМОНОВ: Давайте подождём с Плисецкой. У нас были и более потрясающие балерины, что-то я не видел особых памятников. Есть дворец Кшесинской. Есть ли у нас памятник Улановой, например? По-моему, нет.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Вопрос по поводу Стерлигова. Слушатель пишет: «Илью Горячева признали в убийстве пятерых человек, ему грозит 25 лет тюрьмы». Что Вы думаете по этому вопросу?
 
Э. ЛИМОНОВ: Жалко мне парня, он не глупый.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: А Стерлигов?
 
Э. ЛИМОНОВ: А Стерлигов уехал в Нагорный Карабах, а дальше я не знаю, что с ним. Он должен был провести пресс-конференцию, но о её результатах я не знаю.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Он сказал, что обратно приедет, и билет показал.
 
Э. ЛИМОНОВ: Может быть, он просто за чем-то поехал. Прикупить новую породу баранов, например. Это именно в Нагорный Карабах. Там с баранами всё в порядке.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: То есть Вы не особо следите?
 
Э. ЛИМОНОВ: Я не особо слежу. Он, конечно, экзотичная фигура, но чтобы он в моей жизни играл какую-либо большую роль, я бы не сказал.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Штат МВД сокращается на 110 тысяч человек, Вы, наверное, слышали. Это Указ Владимира Путина. Был миллион сто тринадцать тысяч, а теперь будет миллион три тысячи и сто семьдесят два человека. Куда все пойдут?
 
Э. ЛИМОНОВ: Куда они пойдут, я знать не могу. Куда глаза глядят, возможно. Я считаю, что у нас страна большая и дерзкая, поэтому милиции надо много. Но удивительно, что качество милиции надо постоянно повышать. В Москве за последний десяток лет, конечно, произошли значительные изменения. По моему личному опыту, полиция поменялась к лучшему. Конечно, при пропорциональном удалении от Москвы качество становится хуже. А вот какое количество необходимо на такую огромную территорию и на 145 миллионов населения, я не знаю.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Вас спрашивают: «Вы за международный трибунал по сбитому Боингу или против? Почему Порошенко требует его создать?»
 
Э. ЛИМОНОВ: Всё, что требует Порошенко, – я сразу против. Этот человек уже доказал себя. И он просто наш враг, его надо под трибунал пустить. И вообще, где наша разведка и почему она сидит? Помните, у нас был Судоплатов и все громкие дела? В своё время Бандеру отлично грохнули трубкой такой с цианистым калием. А куда она сейчас смотрит? Столько врагов развелось, и все живут припеваючи.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Голодец сказала, что число бедных в России достигло 22 миллионов человек. Вы бьёте тревогу в набат, или что делать?
 
Э. ЛИМОНОВ: Я бью тревогу ещё с самого начала 90-х годов, ещё когда СССР был. Я в своё время говорил коммунистам перед Пленумом 90-го года: «Арестуйте Горбачёва». Я бью тревогу, и есть свидетели. Это правда, не пустые слова и не сотрясание воздуха. И зря они этого не сделали. Давайте уберём сверхбогатых. Они лишние в нашей биологической цепи. Давайте отменим итоги приватизации. Не надо думать, что это крохи. Противники этих жёстких мер говорят: «Да что там, на каждого достанется по 10 долларов, или 10 тысяч долларов – и всё. А как они этим распорядятся – мы не знаем». Давайте отберём. Это же ещё и средства производства – заводы, фабрики, нефтяные месторождения, газовые месторождения. Это будет постоянный приток денег. Не будет у нас так много бедных.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Вопрос от слушателя.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Как так получилось, что роман Николая Гавриловича Чернышевского по оценкам всех критиков и его современников вроде не очень, но вместе с тем он оказался актуальным, по-своему даже авангардистским. Как Вы это понимаете?
 
Э. ЛИМОНОВ: Я когда сидел в тюрьме, думал о романе Чернышевского «Что делать?». Особенно –когда редактор потерял рукопись, забыл её у извозчика. Потом нашли. Я очень переживал. Книга, конечно, очень достойная. А о тех филологических тонкостях, о которых Вы говорите, я не особо думаю.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Вопрос от слушателя.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Эдуард Вениаминович, добрый вечер. Как Вы относитесь к тому, что наши правители пытаются привлечь иностранные инвестиции из-за границы, в то время как, только по последним данным, 150 миллиардов долларов были выведены из России?
 
Э. ЛИМОНОВ: Вернусь к своему предыдущему призыву: куда разведка смотрит? Деньги сейчас можно вернуть. И у разведки есть все возможности.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: Вопрос от слушателя.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Хочу вернуться к сбитому «Боингу». У России на руках вроде бы убийственные доказательства того, что его сбили вооружённые силы Украины. И одновременно Россия категорически противится созданию международного трибунала. Как Вы можете пояснить такое расхождение?
 
Э. ЛИМОНОВ: Здесь уже было сказано, что инициатива принадлежит Порошенко. И эта история будет ведома всеми этими силами. Они нам предлагают, а почему мы должны признавать Международный трибунал? У меня парень Саша Долматов погиб в Нидерландах. Я им не верю нисколько. Я считаю, что его там либо убили, либо довели до самоубийства. Уже прошло несколько лет, а никакого расследования нет. Сегодня мне как раз его мать звонила и спрашивала, что можно, наконец, сделать. И с «Боингом» то же самое. Они имеют колоссальную возможность всё замылить. Быстро-быстро спрятать с глаз долой. Долго-долго копаться в этом, чтобы потом выдать какую-то выгодную им истину.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: «Милиция Украины, как у нас в 90-е, выступила на стороне бизнес-интересов украинских «нуворишей», СБУ – на стороне «Правого сектора». Передел в собственности?» - спрашивает слушатель.
 
Э. ЛИМОНОВ: А почему СБУ на стороне «Правого сектора»? Здесь я с Вами не соглашусь. Как раз Аваков, СБУ выступает против «Правого сектора». А во-вторых, нам с Вами на основании рапортов СМИ и художества журналистов, которые обычно расписывают всё это. Не думаю, что это можем знать ни я, ни Вы. Это надо знать конкретно, что там происходит. В основном, мне кажется, что «Правый сектор» отличается в таких событиях, как в Мукачево, не в первый раз. Это каждый день происходит, а мы об этом только узнали. Эту историю используют, чтобы убрать их с политической арены.
 
И. ИЗМАЙЛОВ: С нами был Эдуард Лимонов. 98% наших слушателей Вас поддерживают, 2% - нет. Спасибо.
 
Э. ЛИМОНОВ: Спасибо всем.
Просмотров: 6 | Добавил: ocgiwhit1979 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Март 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2019
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz